Посидим в тишине стихотворение

Елена Александровна Благинина (1903-1989) родилась в селе Яковлеве Орловской губернии. В этих краях выросли Тургенев и Толстой, Фет и Тютчев, Бунин. Она была дочерью багажного кассира на станции Курск-I, внучкой священника. Первые стихи написала в восемь лет. Девочка собиралась стать учительницей. Каждый день, в любую погоду, в самодельных башмаках на веревочной подошве шла она за семь километров от дома в Курский педагогический институт. Но желание писать оказалось сильнее, и тогда же, в годы студенчества, в альманахе курских поэтов появились первые лирические стихи Елены Александровны. Потом она поступила в Высший литературно-художественный институт в Москве, который основал поэт Валерий Брюсов.
В детскую литературу Елена Александровна пришла в начале 30-х годов. Именно тогда на страницах журнала «Мурзилка», где печатались такие поэты, как Маршак, Барто, Михалков, появилось новое имя — Е. Благинина. «Ребята любили и её, и её стихи — прелестные стихи о том, что близко и дорого детям: про ветер, про дождик, про радугу, про берёзки, про яблоки, про сад и огород и, конечно, про самих детей, про их радости и горести», — вспоминает литературовед Е. Таратута, работавшая тогда в библиотеке, где авторы «Мурзилки» выступали перед маленькими читателями. Первая книжка для детей «Осень» вышла в 1936 году. В 1939 – сборник «Вот какая мама!», в 1940 – «Посидим в тишине». После войны появляются книжки «Радуга» (1948), «Огонёк» (1950), «Гори-гори ясно!» (1955).
Потом было много других книг: Елена Александровна прожила долгую жизнь и работала постоянно. Она писала стихи, искрящиеся юмором, «дразнилки», «считалки», «скороговорки», песенки, сказки. Но больше всего у неё стихов лирических. Работала она и над переводами, знакомила ребят с поэзией Тараса Шевченко, Леси Украинки, Янки Купалы и Якуба Коласа, Натальи Забилы, Марии Конопницкой, Юлиана Тувима, Льва Квитко.
Благинина принадлежит к художникам, фантазию которых волнует правда окружающей жизни. Она видит чудо во всём, что её окружает:
Мне жаль суровых и надменных,
Пусть мир их сложен, пусть богат.
Они чудес обыкновенных
Не видят, видеть не хотят.
Им хлеб – не всласть,
Вода – не в милость,
Им ночь – не в отдых,
День – не в свет.
В них как бы радуга затмилась,
Весь пыл её сошёл на нет.
А мы, не мудрствуя лукаво,
Стоим на страже простоты,
Даря налево и направо
Житейской радости цветы.
Высшим светом сияют для неё хлеб, вода, день, ночь, радость ходить по земле, слушать пение птиц, видеть красоту природы, и всё это находит отражение в её стихах.
Радуга
Дождик, дождик, не дожди,
Не дожди ты, подожди!
Выйди, выйди, солнышко,
Золотое донышко!
Я на радугу-дугу
Полюбуюсь побегу —
Семицветную-цветную
На лугу подстерегу.
Я на красную дугу
Наглядеться не могу,
За оранжевой, за жёлтой
Вижу новую дугу.
Эта новая дуга
Зеленее, чем луга.
А за нею голубая,
Точно мамина серьга.
Я на синюю дугу
Насмотреться не могу,
А за этой фиолетовой
Возьму да побегу…
Солнце село за стога,
Где ты, радуга-дуга?

У Благининой есть и сборник стихов для взрослых «Окна в сад». Дом, семья, чувства, которые испытывают дети по отношению к родным и близким – важная сфера лирических интересов Благининой. Одно из лучших семейных стихотворений – «Посидим в тишине»:
Посидим в тишине
Мама спит, она устала…
Ну и я играть не стала!
Я волчка не завожу,
А уселась и сижу.
Не шумят мои игрушки,
Тихо в комнате пустой.
А по маминой подушке
Луч крадется золотой.
И сказала я лучу:
— Я тоже двигаться хочу!
Я бы многого хотела:
Вслух читать и мяч катать,
Я бы песенку пропела,
Я б могла похохотать,
Да мало ль я чего хочу!
Но мама спит, и я молчу.
Луч метнулся по стене,
А потом скользнул ко мне.
— Ничего, — шепнул он будто, —
Посидим и в тишине…

В своих стихах она говорит нам о счастье любить родину, дом, семью. Есть и стихи о Великой Отечественной войне (сборник «Почему ты шинель бережёшь?»). Она описывала войну глазами детей, живших в то время в тылу, отцы которых воевали на фронте, а матери работали на военных заводах.
Баллада о добром свете.
Когда холодною зимой
враг налетел на нас,
пришёл однажды я домой
и вижу — свет погас.
Я в слёзы: — Мама, ведь темно,
ведь долгой будет ночь! —
Она смеётся: — Всё равно
слезами не помочь!
И керосину в пузырёк
стеклянный налила,
скрутила узкий фитилёк
и огонёк зажгла.
И тихий, тихий добрый свет
прогнал ночную тьму.
— У нас темно, сыночек?
— Нет!
Светло у нас в дому!
А в комнате стоял мороз,
и ветер был в гостях.
Мне стало холодно до слёз,
до ломоты в костях.
Я плачу: — Мама, я продрог,
я больше не могу! —
Она смеётся: — Что ж, сынок,
и тут я помогу.
Печурка весело горит,
и варится кулеш.
— Сыночек, — мама говорит, —
погрейся и поешь!
Я кулеша тарелку съел,
я выпил кипятку
и с книжкой весело подсел
к слепому огоньку.
Да разве долго усидишь —
я разморился весь.
Она опять смеётся: — Чиж!
Под одеяло лезь!
С работы мама прибежит,
а я уж тут как тут;
коптилка на столе дрожит,
по щепкам огонёк бежит,
и в комнате уют.
Я маму супом накормлю
и чаем напою…
И очень я её люблю,
такую светлую мою,
ещё сильней люблю!
В самые тяжёлые дни Елена Александровна не теряла мужества и не переставала творить добро. В дни гонений она не боялась поддерживать гонимых и безвинно репрессированных – Бориса Пастернака, Лидию Чуковскую, Евгению Таратуту и других. Современники Благининой отмечали её редкое обаяние, строгость, честность, достоинство художника, не стремящегося к славе. Она была признанным учителем и образцом для молодых поэтов, примером стойкости и преданности искусству, смирения и милосердия, гордости и независимости.
У Благининой не было детей, но были племянники, которых она очень любила и участвовала в их воспитании. Обращаясь к ним, она писала:
Запишите мой голос на плёнку!
Вдруг в две тысячи третьем году
Вы услышите тетку Алёнку,
Ту, что будет в раю иль в аду.
Или в той беспредельности мрачной,
Что зовётся небытием,
Или в травинке – простой и невзрачной –
Над иссохшим от зноя ручьём.

Лучшее из всего созданного Еленой Благининой вошло в сборники «Журавушка» (1973, 1983, 1988), «Улетают-улетели» (1983), «Гори-гори ясно!» (1990). Последний появился, когда Елены Александровны уже не было в живых: она покинула мир в 1989 году, оставив после себя огромное завещание из своих волшебных, очаровательных, светлых и добрых произведений.
Посидите в тишине, подумайте о жизни, о поэзии, обо всём, что дорого сердцу. Прочитайте своим детям, внукам, выучите с ними что-нибудь из замечательных стихов Елены Благининой. И обязательно познакомьтесь с очень доброй и философской сказкой «Чудесные часы».
Одуванчик
Как прохладно в чаще еловой!
Я цветы в охапке несу…
Одуванчик белоголовый,
Хорошо ли тебе в лесу?
Ты растёшь на самой опушке,
Ты стоишь на самой жаре.
Над тобой кукуют кукушки,
Соловьи поют на заре.
И гуляет ветер душистый,
И роняет листья в траву…
Одуванчик, цветок пушистый,
Я тебя тихонько сорву.
Я сорву тебя, милый, можно?
И потом отнесу домой.
…Ветер дунул неосторожно —
Облетел одуванчик мой.
Посмотрите, вьюга какая
В середине жаркого дня!
И летят пушинки, сверкая,
На цветы, на траву, на меня…
С добрым утром!

Вместе с солнышком встаю,
Вместе с птицами пою:
— С добрым утром!
— С ясным днём!
Вот как славно мы поём!
Котёнок
Я нашла в саду котёнка.
Он мяукал тонко-тонко,
Он мяукал и дрожал.
Может быть, его побили,
Или в дом пустить забыли,
Или сам он убежал?
День с yтpа стоял ненастный,
Лужи серые везде…
Так и быть, звеpёк несчастный,
Помогy твоей беде!
Я взяла его домой,
Hакоpмила досыта…
Скоpо стал котёнок мой
Загляденье пpосто!
Шеpсть — как баpхат,
Хвост — тpyбой…
До чего ж хоpош собой!
По малину
Я надела поясок,
Подвязала туесок,
Побежала по малину
Через луг, через лесок.
Я раздвинула кусты —
Ну тенисты, ну густы!
А малина-то, малина —
Самой крупной крупноты,
Самой крупной крупноты,
Самой красной красноты!
Побродила я часок,
Вижу — полон туесок.
Побежала я обратно
Через луг, через лесок.
Солнце бродит в вышине,
Хорошо ему и мне!
Уморилась

Солнце жёлтым косяком
Улеглось на лавке.
Я сегодня босиком
Бегала по травке.
Я видала, как растут
Острые травинки,
Я видала, как цветут
Синие барвинки.
Я слыхала, как в пруду
Квакала лягушка,
Я слыхала, как в саду
Плакала кукушка.
Я видала гусака
У цветочной грядки.
Он большого червяка
Расклевал у кадки.
Я слыхала соловья —
Вот певун хороший!
Я видала муравья
Под тяжёлой ношей.
Я такому силачу
Два часа дивилась…
А теперь я спать хочу,
Ну вас, уморилась…
Черёмуха
— Черёмуха, черемуха,
Ты что стоишь бела?
— Для праздника весеннего,
Для Мая расцвела.
— А ты, трава-муравушка,
Что стелешься мягка?
— Для праздника весеннего,
Для майского денька.
— А вы, берёзы тонкие,
Что нынче зелены?
— Для праздника, для праздника!
Для Мая! Для весны!
Эхо
Я бегу у самого откоса
И смешную песенку пою.
Эхо звонко и разноголосо
Повторяет песенку мою.
Я спросила эхо: — Замолчишь ты? —
А сама притихла и стою.
А оно в ответ мне: «Ишь ты, ишь ты!»
Значит, понимает речь мою.
Я сказала: — Ты поёшь нескладно! —
А сама притихла и стою.
А оно в ответ мне: «Ладно, ладно!»
Значит, понимает речь мою.
Я смеюсь — и всё звенит от смеха,
Замолчу — и всюду тишина…
Иногда гуляю я одна,
А не скучно, потому что эхо…
Огонёк
Хрустит за окошком
Морозный денёк.
Стоит на окошке
Цветок-огонёк.
Малиновым цветом
Цветут лепестки,
Как будто и вправду
Зажглись огоньки.
Его поливаю,
Его берегу,
Его подарить
Никому не могу!
Уж очень он ярок,
Уж очень хорош,
Уж очень на мамину
Сказку похож!
Про хрустальный башмачок
Верещит в углу сверчок,
Дверь закрыта на крючок.
Я разглядываю книжку
Про хрустальный башмачок.
Во дворце весёлый бал,
Башмачок с ноги упал.
Очень Золушке обидно
Покидать высокий зал.
Но она домой ушла,
Платье пышное сняла
И опять в тряпьё оделась
И работать начала…
Стало тихо и темно,
Лунный луч упал в окно.
Слышу голос мамин милый:
«Спать тебе пора давно!»
Замолчал в углу сверчок.
Повернусь-ка на бочок —
Догляжу во сне я сказку
Про хрустальный башмачок.
Почему они серые?
Мама тесто замесила
Из пшеничной из муки.
Я кусочек попросила,
Стала делать пирожки.
Я леплю,
Я делаю,
Только не пойму:
У мамы-то – белые,
У меня-то – серые…
Не знаю почему.
То-то горе наше!
Мы сварили
Суп, суп
Из перловых
Круп, круп.
Получилась каша, —
То-то горе наше!
Замесили тесто, —
А оно ни с места!
Замесили на дрожжах, —
Не удержишь на вожжах!
БАЮ-БАЮ-БАИНЬКИ..
Баю-баю-баиньки,
Прискакали заиньки:
— Спит ли ваша девочка,
Девочка-припевочка?
Уходите, заиньки,
Не мешайте баиньки!
Люли-люли-люленьки,
Прилетели гуленьки:
— Спит ли ваша девочка,
Девочка-припевочка?
Улетайте, гуленьки,
Дайте спать дочуленьке!
Завтра встанет солнышко,
Встанет и Алёнушка.
Будет солнце греть,
Будет дочка петь.
Целый день «уа-уа»,
Полюбуйтесь, какова!
Чудесные часы

Давно это было. У высокой горы, на краю бедной деревушки, жила вдова. Звали её Марта. Марта не любила людей. Даже дети раздражали её криком и беготнёй. Любила Марта только свою козочку Белоснежку да её весёлого козлёнка.

Мама спит, она устала…
Ну и я играть не стала!
Я волчка не завожу,
А уселась и сижу.

Не шумят мои игрушки,
Тихо в комнате пустой.
А по маминой подушке
Луч крадется золотой.

И сказала я лучу:
– Я тоже двигаться хочу!
Я бы многого хотела:
Вслух читать и мяч катать,
Я бы песенку пропела,
Я б могла похохотать,
Да мало ль я чего хочу!
Но мама спит, и я молчу.

Луч метнулся по стене,
А потом скользнул ко мне.
– Ничего, – шепнул он будто, –
Посидим и в тишине!.

Анализ стихотворения «Посидим в тишине» Благининой

Известная русская поэтесса Елена Благинина посвящала свое творчество детям и писала для детей. Практически все ее работы – это детская литература, несложная в восприятии для читателей любого возраста. Ее стихи учат доброте, послушанию и уважению к старшим, особенно к родителям. Они легки для восприятия и запоминания, а также играют серьезную воспитательную роль – прививают важные мысли, знакомят с новыми словами и выражениями.

Стихотворение «Посидим в тишине» посвящено уважению к матери. Главной героиней является маленькая девочка, которая рассказывает, что мама прилегла отдохнуть, и она соблюдает тишину, чтобы не нарушить ее сон. Как заботливый ребенок, несмотря на свое желание побегать и поиграть, она сидит тихонько, наблюдая за солнечным лучом. Поэтесса объясняет состояние ребенка через беседу с солнечным лучом – девочке не трудно пофантазировать о том, что он живой.

Лучик крадется по маминой подушке, и девочка замечает, что она бы тоже много чего хотела – подвигаться, побегать, почитать книжку, спеть песенку. Но потревожить мамин сон было бы плохим поступком, поэтому героиня молчит и ведет себя очень тихо. Луч, выслушав девочку, сделал круг по комнате, метнувшись по стене, и скользнул по героине, словно отвечая ей, что можно посидеть в тишине и вдвоем.

Стихотворение учит ребенка уважению к родителям. Взрослые часто устают от домашних работ, и дети не всегда это понимают и принимают. Благинина создает образ девочки, чтобы читающий ребенок мог примерить его на себя: это делает произведение более легким к восприятию. Забота родителей о детях важна, но не менее важна и забота детей о своих маме и папе. Автор не зря приводит большой список забав, которыми можно заняться, и совсем мало уделяет внимания сну мамы как таковому. Они противопоставляются друг другу, усиливая важность значения отдыха для матери.

Произведение написано четырехстопным хореем, стопа двусложная с ударением на первом слоге. Рифмовка смежная и перекрестная, рифма чередуется мужская и женская. Много эмоционально окрашенной речи и восклицаний, анафоры придают строкам черты речи настоящего ребенка, что упрощает восприятие. Используются эпитеты («пустая комната», «золотой луч», «мамина подушка»); центральным литературным приемом является олицетворение солнечного луча, упоминается олицетворение игрушек («не шумят мои игрушки»).